Новости Ассоциация Красноярский край Законодательство Туризм и отдых Информация и сервисы Поиск по сайту Недропользователи Наши контакты
  •  
  •  
  •  
  •  
Поиск по сайту
Статьи и комментарии

Яркие грани сибирского кристалла

 Более 400 участников приняли участие в фестивале национальных культур, прошедшем на днях в старинном Енисейске.

В старейшем городе Сибири, как буйное разнотравье, обрамлённое кружевом литых чугунных оград стадиона, вовсю шумело ярмарочное действо, весёлое торговище возле живописных полотен и керамики, берестяного и тканого, деревянного и вышитого, выпеченного, сваренного и - только никому не говорите! - выгнанного из бражки разнообразия рукодельного мастерства приенисейских обитателей.

И сразу аккурат у входа ввязываюсь в разговор с "лавочниками" объединения народных мастеров "Золотые россыпи" Лесосибирска, Енисейска и одноимённого с ним района. Здесь под одной крышей собраны более 100 резчиков по бересте и дереву и живописцев, чеканщиков и иконописцев, гончаров и кукольников, таксидермистов и кузнецов. И всё это, что особенно радует, без какой-либо "указивки" сверху. Сами собрались, сами организовали фонд, сами арендуют помещение под собственный выставочный зал, сами помогают мастерам. "В этом и состоит задача фонда, - рассказывает его организатор Александр Павлович Болдырев, - чтобы помочь молодым мастерам быть увиденными и услышанными". ...

Дальше от чучел соболей и барсуков, берестяных туесов и полотен с енисейскими церквями и соборами попадаешь в комнатку сибирских немцев с предметами старинного быта и румяными пирожками. Здесь гостей угощает Эмма Александровна Графеева, в девичестве - Ибе, член национального немецкого общества. После выселения в 1941 году с Поволжья в глухое староверческое селение Фомка семья отца - Александра Генриховича через Ярцево постепенно перебралась в Енисейск. Здесь долгие годы, где тишком, где тайком, старались хранить язык, обычаи, нравы предков.

"Сейчас нас в обществе много, - рассказывает Эмма Александровна, - собираемся, ездим вместе отдыхать, встречаться с русскими немцами из других обществ". - А было ли, - интересуюсь, - Эмма Александровна, у вас желание nach Faterland fahren, когда российские немцы во множестве снимались и летели на далёкую родину предков?

- Нет, вы знаете, папа сказал, мы туда не поедем! Здесь теперь наша Родина, и нас там никто не ждёт. Хотя родственников, сказать правду, много есть в Германии. Я замужем за русским, все братья с русскими жёнами. Приходили и вызовы оттуда, но дети мои сказали - не поедем! А мне куда без детей... Здесь уж всё родное, и жизнь, и соседи, и язык русский.

Вот насчёт языка-то, после радостного "Ще Польска не сгинэла!", у меня и завелся разговор с местными знакомыми поляками под вывеской Dworek Polski.

- А вот думаете вы, пани и паненки, на каком языке, - коварно спрашиваю, - по-польски или по-русски?!

- Так по-русски, конечно, по-русски, - звонко запели румяные и изящные пани. - Мы ещё по-польски и разговаривать-то плохо умеем. Но учимся! Да и общество наше, к сожалению, больше состоит из пани и паненок. Совершенно не хватает панов, которые быстренько сколотили бы это подворье... Один пан Кшиштоф пока. Это наш учитель и языка, и обычаев, который живёт и работает в Новосибирске и сегодня присутствует на фестивале. Вы лучше посмотрите сюда! Никогда ещё енисейцы не видели выдчинанок кошубских. Это образец декоративно-прикладного искусства поляков из небогатых слоёв, у которых не было возможности покупать дорогие немецкие или итальянские обои в дом. Нужда заставляла украшать свои жилища замечательными изделиями из бумаги. Кропотливо и тонко, вручную вырезали (выдчинали, отсюда - выдчинанки) из бумаги что-то вроде узорных обоев на стены.

Но красиво должно быть не только в доме, но и в чуме, что развесил рыбацкие сети по соседству с двориком польским. Тут, около чума, дождались рассвета сегодняшнего праздника представители самого малочисленного из приенисейских народов - кетов. Разговор по причине неугомонности автора пошёл о том же, что и с поляками, - о языке предков. Даже бумажку с парой десятков кетских слов достали, из которой стало известно, что, например, ветка - это не отросток ствола дерева, а лодка-долблёнка. Для "просто ветки" есть, очевидно, у кетов другое, своё слово, но его мои собеседники не знали.

Такой мощи, как у сибирских татар, знающих, развивающих и, как горячо уверял меня один из них, даже думающих на родном языке, пока нет ни у кого из мной встреченных на фестивале. Да и Сибирь - это невероятно могучий плавильный котёл, в котором все нации и народности переплавляются в один кристалл под названием сибиряки. Но грани-то его всё же разные...

Геннадий АЙВАЗОВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Енисейск. Фото автора.

назад

 

© 2008 - 2016 РА КМНС КК
Региональная Ассоциация

коренных малочисленных народов Севера Красноярского края

Обратная связь

narodsevera-krsk@mail.ru