Новости Ассоциация Красноярский край Законодательство Туризм и отдых Информация и сервисы Поиск по сайту Недропользователи Наши контакты
  •  
  •  
  •  
  •  
Поиск по сайту
Статьи и комментарии

ВИКТОР ГАЮЛЬСКИЙ: СОХРАНЯЯ ТРАДИЦИИ СЕВЕРА

В Красноярском крае уделяется всё больше внимания вопросам поддержки коренных малочисленных народов Севера

На бескрайних просторах российского Севера нет ни производственных, ни перерабатывающих предприятий. Во всех северных широтах, начиная от таежной и заканчивая зоной тундры, население живет преимущественно за счет традиционного промысла, в частности, оленеводства. Каково же нынешнее состояние этой отрасли? Об этом корреспонденту «Известий» рассказал ВИКТОР ГАЮЛЬСКИЙ – советник губернатора Красноярского края по вопросам коренных малочисленных народов Севера, много лет возглавлявший племенное оленеводческое хозяйство «Суриндинский».

- После распада Советского Союза больше всего пострадало именно таежное оленеводство, это направление имеет свою специфику, связанную с риском содержания животных в тайге. Те механизмы, которые сегодня существуют в России для поддержания домашнего оленеводства в регионах, эту специфику фактически не учитывают. Сегодня на одного оленя, с учетом всех внутренних затрат, по краевой программе поддержки оленеводства выделяется  порядка девяти тысяч рублей - в том числе и на заработную плату оленеводов, и на материально-техническое обеспечение бригад. По федеральной программе оленеводы получают еще 200 рублей, хоть в тайге, хоть в тундре. На мой взгляд, это не совсем справедливо, потому что условия содержания оленей в этих зонах сильно отличаются. Тундровое оленеводство - это скорее промышленное производство, направленное на получение мяса, шкур, других продуктов животноводства. К тому же оленей в тундре легче выпасать. А олень таежной зоны - верховой,  часто  используется для перевозки грузов. Отмечу, что сейчас конкуренцию оленям стали составлять снегоходы, которые проще содержать. Но есть такие труднодоступные места, где снегоходы никогда не смогут заменить оленя. Да и экономию топлива, которое с огромным трудом и издержками доставляется на Север со счетов сбрасывать нельзя. В целом, сочетание использования оленя и снегохода для жителей Севера идеальное.

-Виктор Иванович, а кто занимается проблемами оленеводства?

- Недавно губернатор края Лев Кузнецов подписал указ о создании министерства по делам Севера и коренным малочисленным народам, назначил министра. Основная задача нового ведомства - развитие традиционных промыслов и систем управления. Я думаю, результат будет. Мы надеемся, что поддержка пойдет за счет промышленной переработки продукции оленеводства. Открывается доступ к кредитным ресурсам, которые позволяют развивать производство в домашнем оленеводстве.

- А ваша роль, как советника губернатора, в чем заключается?

- Моя задача – работа с общественными организациями коренных малочисленных народов Красноярского края. Я ведь еще и первый вице-президент Ассоциации КМНС Сибири и Дальнего Востока РФ по Сибирскому федеральному округу, а также председатель Совета эвенков России. Вопросов, которые нужно решить, достаточно. Например, поддержка традиционных кустарных промыслов. Каждой семье, которая хочет заниматься этим делом, надо помочь в финансовом отношении – возможно, через различные гранты.

-Виктор Иванович, на территории Севера приходят нефтяники – не вступает ли это в противоречие с традиционными видами хозяйствования коренных народов?

 -Конечно, развитие Эвенкии, которую я знаю лучше всего, и Красноярского края в целом, во многом определяется инвестиционными проектами, связанными с добычей природных ресурсов – нефти и газа. В связи с этим складываются взаимоотношения между промышленными компаниями и территориями, и в результате появляются стратегические соглашения разного направления. Хорошо, что мы в основном имеем дело с предприятиями, которые понимает меру ответственности за ведение своей деятельности на земле, где люди исстари занимаются оленеводством. За примерами ходить далеко не нужно, знаю на личном опыте. Олневодческое хозяйство «Суриндинское», к примеру, успешно строит отношения с «Восточно-Сибирской нефтегазовой компанией», дочерней структурой «Роснефти», работающей на Юрубчено-Тохомском месторождении. На празднике оленевода мы встречаем у себя нефтяников, как друзей.

- Чем, например, недропользователь может помочь оленеводу?

- Например, целевым выделением средств на наши нужды – их, к сожалению, с избытком. В 2013 году ВСНК помогла «Суриндинскому» найти средства на отстрел волков. Известно, что волки – это главные враги оленеводов. Борьба с хищниками – серьезная статья расходов. Отдельно отмечу авиационные перевозки, что оленеводам вообще не по карману, или приобретение топлива для снегоходов. Это очень существенно и крайне необходимо. Конечно, не забываем и о людях - передовиках производства, лучших бригадах, ветеранах, молодежи – они получают «от шефов» призы к профессиональному празднику. В целом, работа с партнерами в этом направлении идет хорошо - она нужна оленеводам, охотникам, и самим нефтяникам. Если сохраним оленеводство – значит, сохраним и традиции эвенкийского народа.

 

 

"Известия"

назад

 

© 2008 - 2016 РА КМНС КК
Региональная Ассоциация

коренных малочисленных народов Севера Красноярского края

Обратная связь

narodsevera-krsk@mail.ru