Новости Ассоциация Красноярский край Законодательство Туризм и отдых Информация и сервисы Поиск по сайту Недропользователи Наши контакты
  •  
  •  
  •  
  •  
Поиск по сайту
Статьи и комментарии

Тайна разрешающей печати или Кто проверяет добычу соболя?

В Красноярском Доме журналиста состоялся круглый стол на тему «Проблемы и перспективы обеспечения конституционных прав коренных малочисленных народов (на примере Эвенкии)», который провели редакция газеты «Красноярский рабочий» и информационный портал «Бизнес-Сайт».

 

Дайте  здоровому удочку!

 

Открывая работу круглого стола, уполномоченный по правам  коренных малочисленных народов  в Красноярском  крае  Семён ПАЛЬЧИН отметил, что некоторые  законы охотниками, рыбаками, надзорными органами толкуются в силу своей грамотности. Общество двинулось в сторону Интернета, информационное пространство расширяется,  но люди в отдалённых стойбищах даже  газеты не получают, не говоря уж об Интернете. Поэтому, считает Семён Яковлевич, необходимо  усилить разъяснительную работу органов  исполнительной власти по пропаганде  законов.  «Считаю, в Красноярском  крае приоритет должен быть на экономическом  развитии, а не на со - циальном пособии, — сказал  также Семён Пальчин, — но сегодня  жизнь такова, что мы садим наших здоровых,  работоспособных людей на иглу социального пособия. Я принципиальный противник этого: слабого надо защищать, а здоровому и сильному дать удочку, сетки, соответствующую правовую основу — и вперёд...»

 

Почему сокращается число северных общин и численность аборигенов?

Вице-президент, руководитель  аппарата  ассоциации «Арун» («Возрождение») коренных малочисленных народов Севера Эвенкийского  муниципального района Никита КАПЛИН убеж- дён, что сохранение объектов животного мира  и биологических ресурсов является гарантией выживания коренных малочисленных народов  Севера. Что касается  традиционного  образа жиз- ни и исконной среды  обитания коренных малочисленных народов, то этим принципам соответствует 69-я статья Конституции РФ. Она определяет коренные малочисленные народы как субъектов международного публичного права. Никита Сергеевич напомнил, на территории Эвенкии в начале 90-х годов было создано около сотни общин и хозяйственных организаций  коренных малочисленных народов,  однако  в 2005 году их осталось  44. Сейчас — 31, а также два муниципальных предприятия, которые занимаются традиционными видами хозяйственной деятельности, и два индивидуальных предпринимателя из числа коренных малочисленных народов.

К сожалению, общины вынуждены сворачивать хозяйственную деятельность. В связи с объединением Красноярского края центры госуслуг ушли в Красноярск,  и большинство общин не может выполнить требований федерального законодательства, а также 16 различных управлений и служб, включая надзорные  службы, бесконечно  проверяющие хозяйственную деятельность общин.

— Почему такой пристальный интерес к деятельности общин коренных народов, которые, согласно  федеральному законодательству, являются некоммерческими организациями? — задаётся  вопросом Никита Каплин. — В связи с принятием ФЗ-209 «Об охоте» разработчики  из Госдумы ответили, что права коренных малочисленных народов не будут ущемлены, так как их защищает статья 19. При этом приравняли к коренным малочисленным народам  «лиц, которые не относятся к указанным народам,  но постоянно проживают в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и для которых охота является основой  существования».  Что и довело до  абсурда  указанную статью на уровне правоприменительной практики. Статья 69 Конституции РФ определяет коренные малочисленные народы, есть правовой механизм их определения,  на уровне постановления правительства России утверждён их перечень и распоряжением правительства России — отдельно перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, которые являются субъектами отношений. Однако краевые органы исполнительной власти, в обход действующего законодательства, посчитали, что такими лицами могут быть граждане,  имеющие статус безработного, которым можно поставить печать в охотбилет с пожизненным сроком действия.

Мы отправили запрос  в прокурат уру: какие существуют регламенты определения этого статуса и кем утверждены? На территории одной из групп поселений в Эвенкии обнаружен  81 гражданин,  не относящийся к коренным малочисленным  народам,  но имеющий заветную печать в охотбилете. Эффект  её  таков — бесконтрольность  и вседозволенность для лиц, не относящихся к коренным малочисленным народам.  Они когда-то приехали за «длинным рублём» и «осели  в незаконной  охоте»,  прикрываясь добычей для личного потребления.

   Самое интересное, что эти временные безработные фактически являются охотниками

— спортсменами-любителями, которые имеют право осуществлять охоту в зонах общего пользования, чего эти граждане не хотят.

Поэтому, имея заветную печать, непонятно как полученную, каждый сезон идут на промысловую охоту на территории общин, которые имеют долгосрочные лицензии и договоры аренды. По фактам поимки с поличным на месте преступления, пишут «слёзные письма» президенту РФ или в органы исполнительной власти, что аборигены и их общины ущемляют их права. Но при этом успевают приобрести 10—30 разрешений  на соболя,  фактически добывая за сезон от 300 до 500 соболей.

При этом у них сложилось стойкое убеждение, что это их территория, что они имеют на неё право. У них, конечно же, имеется возможность организовать юрлицо или стать индивидуальным предпринимателем,  получить по итогам аукциона охотугодье, но они этого не делают намеренно.  Лучше платить налоги с зарплаты по основному месту занятости и утаивать значительные доходы от незаконной охоты.

Привыкли за двадцать лет анархии брать «втихаря» у природы сколько могут унести или увезти.

Для многих общин аборигенов  охота — единственный источник хоздеятельности  и жизнеобеспечения их семей, так как общины являются их местом работы  и местом жительства, помимо того, что у них есть обязательства  перед государством, которые они стараются выполнять. На общины возложены обременения (налоги) на сумму свыше 25 миллионов рублей.

Общины не ропщут. Изыскивают возможности на исполнение возложенных  обязательств по разработке лесов, охотустройству,межеванию, кадастровым работам. Спасибо агентству по делам Севера и коренных малочисленных народов края, которое компенсировало часть расходов по исполненным обязательствам общин. На территории Эвенкии ежегодный лимит — 22 тысячи на добычу особей соболя, а фактически, как утверждает ветеринарная  служба  и территориальный

отдел, добывается  115 тысяч. Превышение в 5 раз! Кто добывает?  Никто не знает. На всю Эвенкию, а её  территория  свыше 70 миллионов квадратных километров — всего 3 охотинспектора! Браконьеры довольны!

  По результатам  февральского Санкт- Петербургского пушно-мехового аукциона этого года вся эта продукция реализована. При среднем показателе 4 500 за шкурку — свыше 400 миллионов только за 2013 год! А нам говорят, что на общины и коренных денег нет. Деньги есть, просто их присваивают другие!

Самое главное, браконьеры начали писать жалобы  на общины, будто те ущемляют их права.

Мы вместе с прокуратурой начали отрабатывать этот вопрос. Получается, что любое физическое лицо, которому не нравится член общины, может написать заявление,  а органы исполнительной власти тут же начинают проверки. В прошлом году три общины проверяли пять раз, а в этом году — уже дважды. Получается, что общинники, места дислокации которых находятся  в труднодоступных районах  компактного проживания, должны выезжать в муниципальные центры — Ванавару, Байкит или Туру — и отчитываться.

Когда мы стали выяснять, на основании какого  нормативного  правового  акта поставлены  печати этим лицам,  в Байките охотинспектор Злобин  ответить не смог. А «лица с печатями» самостоятельно  строят зимовья,  устанавливают капканы, рубят путики. Охотинспектор Злобин  их ловит на месте преступления, штрафует за нарушение правил охоты и отпускает. Куда эти лица потом девают продукцию — неизвестно. Сотрудники охотнадзора и правоохранительных орга- нов ловят гражданина,  который перевозил около 200 соболей, составляют протокол на дисциплинарное взыскание, хотя документов у задержанного нет. Удивительно, но в протоколе фиксируется незаконная  охота, хотя фактически признаки состава преступления

— незаконное  предпринимательство. Даже обнаруженные  соболя  оформляются не квалифицированно,  в результате дело  разваливается, сотрудники правоохранительных органов  привозят шкурки задержанному домой, а он благополучно увозит их в неизвестном направлении.

И самое  главное,  обиженными лицами — браконьерами — поднимается  вопрос межнациональных отношений: общинникам пишут угрозы, высказывают публично угрозы о расправе. Мы отправляем эти сообщения в прокуратуру.

Обращаю  внимание, по заявлению  так называемых  лиц о том, что представитель коренных малочисленных народов,  что-то, по их мнению, сделал  противозаконное,  у власти реакция мгновенная — моментально приезжают оперативные службы.

Когда аборигены сообщают о пропавших охотниках в тайге, реакция  оперативников весьма не скорая. В Эвенкии нередки случаи исчезновения  охотников-промысловиков, лет пять назад  пропал  да же  сотрудник правоохранительных  органов,  которого так и не нашли.

Таким образом, можно констатировать, что на территории Эвенкии:

— создан  прецедент бесконтрольного пользования объектами животного мира;

— создан  прецедент массового  вмешательства физических  лиц в осуществление традиционного образа жизни, традиционных видов хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов и их общин;

— поставлен под вопрос процесс исполнения возложенных обязательств на общины.

След соболя

Мы не  единожды проводили совещания, потому что вопрос по поводу вывоза  пушнины с территории края многолетний, — отметил руководитель службы по охране, контролю и регули- рованию  испо льзования  объектов животного мира  и среды их обитания Красноярского края Владимир ЗВАНЦЕВ.

— Складывается большая  сумма из нескольких величин, иначе бы уже всего соболя из края вывезли. Это и привезённые из других регионов шкурки, это и скупка того, что не смогли продать в предыдущий сезон, поэтому сумма не совсем точная. Многие скупают у коренных, пользуясь 19-й статьёй. На последнем совещании, которое мы проводили вместе со службой ветеринарного надзора, внимание заострялось  на том, что шкурки будут теперь принимать с указанием охотни- ка, чтобы было понятно, откуда эта шкурка взялась.  Думаю, следующий сезон покажет более реальную картину. Общая картина по краю по трём прошедшим годам показывает невероятное:  учётные данные практически совпадают с вывозом пушнины за пределы края. По идее, должно кончиться, а не кончается. Выяснилось, что привозят пушнину с Дальнего Востока, из Якутии, с Алтая. Причина не ясна, но, видимо, собирают единый лот, чтобы сократить расходы и получить одно ветеринарное свидетельство. На самом деле, столько не убивается, речь идёт об учёте вете- ринарных свидетельств на шкурки.

Общины организации не коммерческие

  Руководитель агентства по делам Севера  и поддержке коренных малочисленных народов Красноярского края Валентина БОКОВА поинтресовалась у Никиты Каплина, почему при огром- ной собираемости шкурок соболя  не освоено 12 миллионов средств на их заготовку?

— Наши общины — организации некоммерческие,  — ответил Никита Сергеевич,

— что касается  деятельности муниципального предприятия, то на этот вопрос должен ответить глава администрации Эвенкийского муниципального района  Андрей  Черкасов. Он более  осведомлён  в том, сколько денег и куда перечислено,  сколько использовано и на какие цели.

— К нам везут шкурки из других регионов потому, что в крае есть несколько  крупных закупочных компаний, которые дают самые большие в России цены, — пояснил заместитель руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю Евгений ЛУЖБИН. — Численность соболя не вся промышляется в крае.

Кто пишет записки с угрозами?

Говоря  об  угрозах  в ад рес  коренных жителей, Никита Каплин считает, что вопрос межнациональной розни исходит не от коренных малочисленных народов, а от приезжего населения. Общинники понимают, что угрозы реальны, так как у этих людей нарезное и холодное оружие. Есть случаи, когда пропадали эвенки-охотники.

Мы делали заявления  в правоохранительные органы — и тишина, возмущается Никита Сергеевич. Возникает вопрос: мы что, не граждане  Российской  Федерации? Межнациональный вопрос это одно. Дело в другом: право на осуществление охотничьего промысла. А выданную печать можно аннулировать только через  суд, но мы же знаем,  что ничего бесплатного  не бывает. Бесплатные 25 соболей на приравненного к народам  Севера кто-то же должен  оплачивать? Если бюджет утверждается, то соболя должны пройти через агентство по делам Севера, чтобы получить правовое основание: кто эти граждане   коренные малочисленные народы или нет?

 

Люди дышат одним воздухом

Семён Пальчин справедливо считает, что все люди одинаковы,  поэтому необходимо осторожнее подбирать выражения. Искру зажечь легко... Раздувать не надо, а следует разбираться  в конкретных вещах.  Нельзя разделять людей, которые живут в посёлках, рыбачат, одним и тем же воздухом дышат. Семён Яковлевич напомнил, что в апреле рыбинспектор снял 160 сетей с рыбой в районе, где живут самые обездоленные люди, имеющие по 20 оленей, и для которых единственный источник выживания поймать корюшку. А инспектор пишет в газету: «Вот они, виновные в том, что у горожан нет корюшки! Вот почему сегодня рыба не дошла до Дудинки!» Однако в Дудинке, где только что прошёл лёд, корюшку хоть сачком лови.

 

В Эвенкии существуют две власти

 

Находившийся в зале  Николай ГРИШАНОВ рассказал, что в Эвенкии существует две власти — дающая  указания и не воспринимающая их, а думающая лишь о собственной выгоде. Конфликты же на почве не эвенков, а русских бичей, которые  стремятся добыть столько соболей,  сколько  смогут унести. Но чтобы отловить браконьеров, по мнению Николая Степановича, не делается никаких усилий, хотя пути ухода соболя  за пределы региона известны всем.

Владимир Званцев с этим не согласился, считая, что поймать можно всех.

 

Социальная помощь северянам

Валентина БОКОВА рассказала о том, как реализуются конституционные права граждан Российской Федерации,  в том числе коренных малочисленных народов, на жильё, труд, отдых, образование и охрану здоровья. В настоящее время на территории края действуют нормативные правовые акты, в рамках которых малочисленные народы обеспечиваются гарантиями их прав. Генеральная Ассамблея ООН объявила  2005—2014  годы Вторым Международным десятилетием  коренных народов  мира. РФ создала национальный оргкомитет по подготовке и проведению  в РФ II Международного десятилетия коренных народов мира. Подготовлено распоряжение правительства края,  в котором утверждены состав регионального  оргкомитета и комплексный план подготовки и проведения  в крае II Международного десятилетия корен- ных народов мира.

Никита Каплин пояснил, что федеральный закон 122 упразднил социальную категорию «коренные  малочисленные  народы». Действующим законодательством предусмотрены меры  господдержки  в отношении коренных малочисленных народов, ведущих традиционный образ  жизни и осуществляющих традиционные виды хозяйствования  и промыслы, которые реализуются  в рамках целевых программ.  Однако трата бюджетных средств — не главное. Как мы видим, на уровне края вопрос обеспечения прав не осуществляется на должном уровне, отсутствует правовой механизм взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти, курирующих отраслевые вопросы коренных малочисленных народов.

 

Соболь это товар

Евгений ЛУЖБИН напомнил, что всё, кас ающееся  оборота соболя  — это прерогатива федерального законодательства.  Цены на соболя растут, в этом году они стали критическими — шкурка стоит 12 тысяч.

— Соболь — это товар, — сказал Евгений Львович. — Все в нём заинтересованы, но я не уверен, что все настроены, чтобы своего же коллегу, сородича  в чём-то ущемить. Огромные территории Эвенкии позволяют распределить  районы  охоты, в том числе профессиональной, и, наверное,  хватило бы места всем охотникам, но только нужно навести порядок. Покончим с браконьерами, наведём  порядок  в распределении  территорий — все будут зарабатывать  свой хлеб законно и правильно.

 

 

 

Информации о коррупции не поступало

Прокурор отдела  по надзору  за соблюдением прав и свобод  граждан  управления по надзору  за исполнением федерального законодательства прокуратуры Красноярского края Валентина БЫКАСОВА сообщила, как осуществляется надзор  в области прав коренных народов.

Евгений ЛУЖБИН напомнил, что всё, кас ающееся  оборота соболя  — это прерогатива федерального законодательства.  Цены на соболя растут, в этом году они стали критическими — шкурка стоит 12 тысяч.

— Соболь — это товар, — сказал Евгений Львович. — Все в нём заинтересованы, но я не уверен, что все настроены, чтобы свое- го же коллегу, сородича  в чём-то ущемить. Огромные территории Эвенкии позволяют распределить  районы  охоты, в том числе профессиональной, и, наверное,  хватило бы места всем охотникам, но только нужно навести порядок. Покончим с браконьерами, наведём  порядок  в распределении  терри- торий — все будут зарабатывать  свой хлеб законно и правильно.

 

 

Активная гражданская позиция

Руководитель второго отдела управления процессуального контроля Главного следственного управления Следственного комитета России по Красноярскому краю  Андрей  ВАВИЛОВ рассказал, что с 2011 года следственным отделом по  Эвенкийскому району расследовано и направлено в суд три уголовных дела на глав различных посёлков, где неправомерно устанавливалась себе зар- плата. По фактам коррупционных сообщений проводится  процессуально -следственная проверка.  Наблюдается  активная гражданская позиция населения,  люди указывают на факты, по их мнению, являющиеся нарушениями. Если говорить о цифрах, то в 2011 году по коррупционным составляющим было возбуждено  три уголовных дела,  в 2012 — два, в этом пока ни одного.

Заколдованный круг без  выхода

Заместитель  директора  по науке Центрального биосферного заповедника, доцент СибГТУ Анатолий ЗЫРЯНОВ убеждён,  что необходимо  внести изменения в статью 19 ФЗ-209,  где сказано,  что коренные  малочисленные народы  имеют право на добычу без разрешения в порядке ведения традиционной хозяйственной деятельности. Анатолий Николаевич считает слова «без разрешения» грамматической неточностью. По его мнению, следует изменить формулировку «по разрешениям, выдаваемым бесплатно». Тогда бы бесплатные разрешения шли в статистику, и стало известно, сколько добывают эвенки, а сколько приравненные к ним лица. Иначе получается заколдованный круг, из которого нет выхода. После изменения формулировки какая-то печать не будет играть столь важную роль.

Каждый шаг по конкурсу

 

Никита Каплин предложил  ввести персонифицированный учёт граждан, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционные виды хозяйствования и промыслы на основании  волеизъявления граждан, тогда было бы проще отслеживать тех, кто, скажем, работает на производстве или в бюджетной  сфере,  у него есть занятость, а охота и рыбалка  подсобный вид деятельности. На территории Эвенкийского муниципального района можно было вычленить, сколько  коренных,  сколько приравненных, сколько сезонников. По словам  Никиты Сергеевича,  никто не запрещает ходить в тайгу на любительскую или спортивную охоту, для  этого даже выделены  зоны  общего  пользования  по 15—20  километров  вокруг населённых пунктов. Однако граждане,  приезжающие порой на временные заработки  из других регионов России,  желают получить права коренных малочисленных народов без наличия правовых оснований.

Заместитель  руководителя  службы по охране, контролю и регулированию использования  объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края Александр МАГЗИНСКИЙ считает, что есть правила охоты, где написано, что охотник при осуществлении своей деятельности обязан иметь охотничий билет, путёвку. Всё прописано в правилах только работайте, а не говорите о невозможности наладить контроль.

Те же, кто не желает подчиняться правилам, нарушители, которых надо привлекать к ответственности.

Представитель министерства природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края,  специалист-эксперт отдела  сохранения биологического  разнообразия Оксана ГРИНИШИНА по вопросу квот сказала, что ежегодно  принимается указ губернатора края, согласно которому на общины и других пользователей выделяются квоты на основании учётных данных, предоставляемых этими общинами.

Семён Пальчин привёл пример,  как на каждый километр территории для охоты или рыбалки необходимо выиграть конкурс: «Никто не задумывался,  почему человек ведёт кочевой образ  жизни? Например, сначала ловит рыбу в одном месте по большой воде, а потом перекочёвывает на Енисей, где идёт селёдка, омуль, ряпушка, сиг. Шуга прошла, и опять я перекочёвываю  на другое местона озёра.  Получается, на каждый свой шаг бедный абориген  должен  участвовать в конкурсах? До чего мы довели людей! Ну давайте  это пересмотрим!.. Это примерно так, как если бы вы, чтобы в своей квартире пройти из кухни в комнату, должны выиграть конкурс».

Заместитель начальника отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов Енисейского территориального  управления Росрыболовства Андрей ЗАДОРИН отметил, что нет контроля  над выловом.  И привёл пример, когда инспектор, изымая сети в месте, запрещённом  для рыболовства,  кроме традиционного, не мог знать, кто же эту деятельность осуществляет. Сети не обозначены, никому не принадлежат, хозяина определить невозможно. Получается превышение квоты в больших объёмах, но заявителя, естественно, нет. Стоят сети в месте, где рыболовство за- прещено, а чьи они — неизвестно.

Проверки   по закону

 

Заместитель  красноярского  природо - охранного  прокурора  Сергей ТРОФИМОВ считает, что традиционный образ жизни те виды хозяйственной деятельности, которые определены  постановлением правительства РФ. Что касается закрепления за родовыми общинами территорий для права пользования, то здесь говорится о предпринимательской деятельности и извлечении прибыли.

«Долгосрочные  лицензии на право пользования объектами животного мира общины никто не заставляет брать, сказал Сергей Иванович, но если за  вами закреплена территория,  то у вас есть определённые права  и обязанности.  И государственные органы проверяют вас не как представителей коренных малочисленных  народов,  а как хозяйствующий субъект, осуществляющий ту или иную деятельность,  направленную на пользование объектами животного мира. Проверки должны проводиться минимум раз в три года».

Очень хорошо.  Но каким образом община будет осуществлять традиционное хозяйствование  и промыслы без  тайги? спрашивает Никита Каплин. У общин нет другого правового основания получить землю своих предков и исконную среду обитания в пользование,  кроме  как через  «долгосрочку» и договор  аренды! Помимо этого прокуратура, правоохранительные  органы и охотнадзор  осуществляют проверку исполнения обязательств  общин каждый раз на основании заявлений  граждан,  не относящихся к коренным. Управление Минюста каждые три года выборочно проверяет, налоговая каждые три года также, и так ещё

11 служб и ведомств. В итоге в течение года как минимум от 3 до 5 проверок надзорных органов. Этот кошмар не снился ни одному коммерсанту и ни одной фирме. При этом обращаю внимание, общины это некоммерческие организации, созданные аборигенами не для извлечения прибыли, а для сохранения традиционного образа жизни, традиционного природопользования, сохранения  языка  и самобытной культуры.

Подводя итог, Семён Пальчин напомнил те времена, когда инструктор райкома партии садился на оленью упряжку и разъезжал по чумам, стойбищам. Поэтому Семён Яковлевич посоветовал  почаще «опускаться» к оленеводам, рыбакам,  охотникам, так как оттуда возвращаешься иногда с абсолютно другим решением. Что касается ресурсов, то они есть и немалые. Нужно лишь создать людям условия, чтобы они могли охотиться и рыбачить в соответствии с законодательством.

 

Владимир ПАНТЕЛЕЕВ, Сергей ПАВЛЕНКО.

                                           Фото Альфира ФАХРАЗИЕВА.

 

Красноярский рабочий 64 (26700) 20.06.2013

 

назад

 

© 2008 - 2016 РА КМНС КК
Региональная Ассоциация

коренных малочисленных народов Севера Красноярского края

Обратная связь

narodsevera-krsk@mail.ru